(Translated) ПАСЕ создает (Крымский) прецедент?

В киберпространстве много рассуждают о том, как же международное сообщество должно реагировать на недавние выборы в Думу, и на участие в них представителей незаконно аннексированного Крымского полуостров (а также на его ассимиляцию в Южный федеральный округ РФ, и его милитаризацию)

12 октября мы стали свидетелями принятия Парламентской Ассамблеей Совета Европы (ПАСЕ) ясного текста, в котором данный вопрос поставлен официально.

Среди прозаичных высказываний текста, следует особо отметить следующий параграф:
«4.1 Осуждает незаконные выборы в Государственную думу РФ, состоявшиеся 18 сентября в оккупированном Крыму и считает их результаты недействительными. Включение украинской суверенной территории в состав российских федеральных округов и создание четырех одномандатных избирательных округов являются грубым нарушением международного права, и подрывает легитимность российского парламента.»

Похоже, что это первый официальный документ, изданный международно-признанной организацией, который прямо ставит под сомнение легитимность нынешней Думы, поскольку сейчас в нее входят нелегитимные представители нелегитимно аннексированной части Украины.

Таким образом, похоже, что Резолюция ПАСЕ 2132 (2016) создала прецедент, официально поставив под сомнение легитимность недавно сформированной Российской Думы.

И она должна иметь последствия.

Перед каждым государством и каждой международной организацией теперь встал вопрос, признают ли они безоговорочно легитимность настоящего созыва Российской Думы – или же нет? Теперь, когда ПАСЕ официально усомнилась в легитимности Российской Думы, обязаны ли они поступить так же?

Должны ли государства-члены ПАСЕ и международные организации, в нее входящие, и далее поддерживать связи с Российской Думой, если ее легальность под вопросом? Ведь есть и другие источники Российской власти, если в итоге Дума будет признана нелегитимной.

Должны ли они прервать некоторые или же все виды межпарламентского сотрудничества с Думой, чья легитимность под сомнением?

Как выйти из этого положения? Действительно ли вхождение в Думу незаконных представителей лишает легитимности весь этот цирк – а если нет, то почему? Если нет, следует ли разорвать сотрудничество только с теми комитетами и делегациями, в составе которых входят депутаты Думы от Крыма? – Чтобы в остальных случаях взаимодействие было оправданным, без необходимости затрагивать более широкий вопрос о легитимности всей Думы?

Как должны быть расширены санкции, налагаемые на тех, кто сейчас представляет Крым в Думе? Должны ли индивидуальные санкции включать также тех, кто организовал проведение выборов? Кажется маловероятным, что этих вопрос удастся избежать.

Этот блог регулярно поднимает политические вопросы о ситуации, в которой находится Украина. За последние 2 года нами не было замечено никакой явной политической активности по крымскому вопросу – и лишь сравнительно недавно было замечено, нечто, к ней близкое.

Ясно, что Резолюция 2132 ПАСЕ – своего рода дипломатическая победа для Украины и Украинской делегации в ПАСЕ. Ее не было бы без серьезных усилий делегации включить данный текст в резолюцию, и жесткого лоббирования парламентского голосования в ПАСЕ, чтобы он был принят.

Мы осознаем те силы, которые пришлось приложить этим людям для достижения такого результата (таким людям, как Алексей Гончаренко, представитель делегации Украины в ПАСЕ и глава межпартийного комитета Верховной Рады по вопросу Крыма). Признание хорошо выполненной работы – редкость, но его в полной мере заслуживает Украинская делегация в ПАСЕ, которая достигла всего, чего от них ожидали в данной ситуации.

Теперь предстоит выяснить, будет ли прецедент, установленный резолюцией ПАСЕ, резонировать с государствами-участниками ПАСЕ и другими международными организациями – или нет.

(В рамках полной открытости информации: Алексей Гончаренко – хороший знакомый блога, хотя у нас и имеются (дружеские) разногласия по некоторым вопросам).

(Translated by Yulija)